Договор не вследствие стечения тяжелых обстоятельств

Разграничение между кабальной сделкой и сделкой, совершенной под влиянием насилия или угрозы

Слово «кабала» (не путайте с «каббалой») в Древней Руси и Московском государстве означало долговой документ, заемную расписку. По такому долговому обязательству должник попадал в личную или имущественную зависимость от заимодавца. Про должника говорили — попал в кабалу, фактически в холопство.

В современном праве кабальность сделки означает недобросовестную эксплуатацию одной из сторон сделки стечения тяжелых жизненных обстоятельств на стороне другой.

https://www.youtube.com/watch?v=https:accounts.google.comServiceLogin

Соответственно, для признания сделки недействительной, нужно установить три обстоятельства:

  1. Крайне невыгодные условия сделки (на самом деле правильнее говорить — несправедливые, об этом ниже).
  2. Стечение тяжелых обстоятельств, вынудившее потерпевшего совершить сделку с несправедливым содержанием.
  3. Знала ли другая сторона о стечении таких обстоятельств и можно ли говорить о том, что она этим воспользовалась.

Все три обстоятельства должен доказать потерпевший (истец) и на практике сделать это бывает непросто.

Договор не вследствие стечения тяжелых обстоятельств

Бремя доказывания всех трех обстоятельств лежит на потерпевшем (истце)

Не стоит забывать, что для оспоримых сделок установлен сокращенный срок исковой давности в 1 год.

Крайняя невыгодность означает, что условия сделки в корне противоречат интересам потерпевшей стороны и сильно отличаются от условий, обычно применяемых при заключении аналогичных договоров. В первую очередь это касается цены договора.

Фраза «невыгодные условия», используемая в тексте нормы, не совсем верно отражает суть ситуации. Экономически заключение любого кабального договора будет взаимовыгодным, если сравнивать с ситуацией, если бы сделки не было вовсе.

В выигрыше оказался покупатель, заплатив за дом, допустим, 2 млн. руб. вместо 4 млн. руб. Но сделка в какой-то мере выгодна и для продавца: не заключив её, он бы вообще не получил денег, что грозило печальными последствиями для жизни и здоровья. При такой логике сделка выгодна обеим сторонам.

Продавая дом по заниженной цене продавец выигрывает по сравнению с теми последствиями, которые были бы при отказе от сделки. Другое дело, что такая цена несправедлива. И правильнее говорить о крайне несправедливых условиях сделки, а не невыгодных.

Поскольку п. 3 ст. 179 ГК РФ говорит о крайней невыгодности (читай — несправедливости) условий, то применяться он должен только в случаях вопиющего, грубого отступления условий совершаемой сделки от обычно встречающихся на рынке.

Сам по себе факт эксплуатации экономически сильной стороной своего преимущества еще не означает кабальности. Нельзя слепо порицать использование  переговорного преимущества с целью «выбить» себе такие выгоды, на которые не приходится рассчитывать в обычных условиях.

Да, есть предел, за которым эксплуатация преимущества над слабой стороной становится неприемлемой не только с точки зрения этики и морали, но и с точки зрения права. Только правовой предел пролегает несколько дальше, чем морально-этический.

Это означает, что лицо попало в столь трудное и бедственное положение, что осознанно вынуждено было совершить сделку как можно скорее во избежание попадания в еще более катастрофическую ситуацию. Например, продать дом даже по сильно заниженной цене, чтобы выручить деньги на дорогостоящее лечение. Или готовность заплатить всё, что есть за спасение во время стихийного бедствия.

Т. е. часто на кону стоит жизнь, здоровье или благополучие потерпевшего.

У потерпевшего нет времени искать выгодные предложения на рынке, торговаться, выбирать между несколькими вариантами. Это резко повышает переговорные возможности контрагента, который может фактически диктовать любые самые несправедливые условия.

Потерпевший оказывается заложником ситуации. Вне сложившихся обстоятельств — в обычных условиях — он бы от сделки с крайне несправедливым содержанием отказался.

Предлагаем ознакомиться  Когда составляется брачный договор

Для признания сделки кабальной нужно доказать, что тяжелые обстоятельства возникли вследствие их стечения, т. е. были неожиданными: потерпевший не мог их предвидеть или предотвратить. На это ВС РФ указал в Определении от 16.11.2016 № 305-ЭС16-9313.

https://www.youtube.com/watch?v=ytcopyrightru

Это дело было связано с предпринимательской деятельностью и спор был между коммерческими организациями. Понятие «стечение тяжелых обстоятельств» больше применимо для граждан, нежели для юридических лиц, если только речь не о форс-мажорах — обстоятельствах непреодолимой силы.

Доказывание кабальности сделки

Закон требует доказать, что контрагент, во-первых, знал о стечении тяжелых обстоятельств и, во-вторых, воспользовался этим переговорным преимуществом.

Если другая сторона не знала и не могла знать о возникшей ситуации, о причинах поразительной сговорчивости контрагента, то нельзя говорить о недобросовестной эксплуатации переговорных преимуществ.

Доказать, что контрагент был осведомлен о стечении тяжелых обстоятельств на стороне потерпевшего, может быть непростым делом. Но иногда такая осведомленность предполагается, например, если контрагентом по сделке оказывается родственник или иной близкий человек (см., в частности, Определение ВС РФ от 23.05.2017 по делу № 19-КГ17-10, где стороной кабальной сделки была сожительница сына потерпевшей).

Стечение тяжелых обстоятельств иногда может быть вызвано насильственными действиями или угрозой их применения со стороны других лиц. Если потерпевший в такой ситуации заключает сделку на крайне невыгодных (несправедливых) условиях, какой состав недействительности нужно применять?

Если насилие или угрозу применял то же лицо, что и впоследствии заключило с потерпевшим крайне невыгодную сделку, то тут однозначно основанием оспаривания будет п. 1 ст. 179 ГК РФ, а не кабальность сделки.

Моральные соображения в доктрине кабальности

А если за стечение тяжелых обстоятельств отвечают посторонние? Тогда напрашивается такой ответ: нужно выяснить знал ли контрагент о применении в отношении потерпевшего насилия или угроз?

При осведомленности об этом он должен был в принципе воздержаться от совершения сделки, неважно — на справедливых или несправедливых условиях. Её заключение нужно расценивать как недобросовестное поведение. Сделку нужно оспаривать, как совершенную под влиянием насилия или угрозы: ведь контрагент фактически подыграл незнакомым ему злоумышленникам.

В завершение можно сделать вывод, что суды очень скрупулезно изучают материалы дела и аннулируют сделку по п. 3 ст. 179 ГК РФ только при доказанности наличия всех признаков кабальности. При этом для предпринимательских сделок признание их недействительными по этому основанию — крайне редкое явление.

Надеюсь, статья была полезна и вы почерпнули из неё много полезной информации. Не забывайте подписываться на e-mail-рассылку и мою страницу «ВКонтакте», чтобы не пропустить новые публикации. До встречи!

Какую сделку закон признает кабальной?

Фундаментальным для гражданского права является принцип свободы договора. Но эта свобода не абсолютна. Институт недействительности сделок — один из инструментов её ограничения. В основе идеи недействительности кабальных сделок лежит защита экономически слабых от эксплуатации их нужды.

При совершении кабальной сделки происходит чрезмерное превышение выговариваемой сильной стороной выгоды над обязанностью, возлагаемой на сторону слабую.

https://www.youtube.com/watch?v=upload

Использование бедственного положения лица в корыстных интересах осуждается общественной моралью. Нам с детства прививают чувство сострадания к ближнему, нас восхищают примеры бескорыстного и самоотверженного служения другим людям.

Судебная практика по статье 179 ГК РФ

Определение Верховного Суда РФ от 12.01.2017 N 308-ЭС16-18444 по делу N А32-35877/2014

Отказывая в иске, суды первой и апелляционной инстанций, оценив представленные доказательства по правилам статей 65, 71 и 168 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации и руководствуясь положениями статей 10, 168 и 178 Гражданского кодекса Российской Федерации с учетом правовых позиций, содержащихся в Информационном письме Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 10.12.2013 N 162 «Обзор практики применения арбитражными судами статей 178 и 179 Гражданского кодекса Российской Федерации», исходили того, что основания для признания спорных сделок недействительными отсутствуют.

Предлагаем ознакомиться  Как удочерить взрослого человека - СтражЗакона

Определение Верховного Суда РФ от 30.01.2017 N 310-ЭС16-17269 по делу N А35-5933/2015

Отказывая в удовлетворении встречных исковых требований, суды руководствовались положениями статей 166, 167, 168, 179, пункта 1 статьи 421, пункта 1 статьи 422 Гражданского кодекса Российской Федерации и исходили из того, что подписав спорный договор купли-продажи на содержащихся в нем условиях, приступив к его исполнению путем передачи имущества ОАО «Курские электрические сети» и получив встречное представление, заявитель не вправе ссылаться на его ничтожность.

Определение Верховного Суда РФ от 15.02.2017 N 304-ЭС16-20429 по делу N А70-15870/2015

Полагая, что заключенный между сторонами договор купли-продажи доли в уставном капитале общества «Диалог» является недействительным на основании положений пункта 2 статьи 179 Гражданского кодекса Российской Федерации (в редакции, действовавшей на момент совершения сделки), поскольку, подписывая его, покупатель находился под влиянием обмана относительно состояния активов хозяйственного общества, истец обратился в суд с настоящим иском.

Определение Верховного Суда РФ от 21.02.2017 N 308-ЭС16-21183 по делу N А53-34559/2015

Исходя из обстоятельств, установленных приговором Кировского районного суда г. Ростова-на-Дону от 09.02.2015 по делу N 1-62/15 (Ширкин Г.В., являясь генеральным директором ООО «Алекс-Ростов», то есть законным представителем страхователя, при заключении оспариваемых договоров сообщил страховщику (СПАО «Ингосстрах») заведомо ложные сведения относительно объекта страхования; имущества (оборудования), указанного Ширкиным Г.В. в договорах страхования, фактически не существовало, а его поставка в адрес страхователя не планировалась и не была осуществлена впоследствии), суды сделали вывод о том, что страховая компания заключила договоры под влиянием обмана со стороны общества (пункт 2 статьи 179 Гражданского кодекса Российской Федерации) и при отсутствии у страхователя интереса в сохранении застрахованного имущества (пункт 2 статьи 930 ГК РФ).

Определение Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда РФ от 07.02.2017 N 4-КГ16-69

Признавая договоры аренды недействительными, суд апелляционной инстанции также сослался на положения пункта 3 статьи 179 Гражданского кодекса Российской Федерации, согласно которым сделка на крайне невыгодных условиях, которую лицо было вынуждено совершить вследствие стечения тяжелых обстоятельств, чем другая сторона воспользовалась (кабальная сделка), может быть признана судом недействительной по иску потерпевшего.

Определение Верховного Суда РФ от 09.03.2017 N 310-ЭС17-1182 по делу N А54-1155/2015

Отказывая в удовлетворении встречных требований, суды не установили предусмотренных статьей 179 Гражданского кодекса Российской Федерации оснований для признания недействительными сделок. При этом исходили из того, что до заключения договоров фонд имел возможность запросить дополнительные сведения при разрешении вопроса о выдаче поручительства, был согласен отвечать за исполнение заемщиком его обязательств, при наличии сомнений в достоверности представленной ему информации и ее полноте. Доказательств, свидетельствующих о совершении банком умышленных действий, навязывании заключения спорных договоров, наличии у банка умысла, направленного на совершение действий с целью обмана фонда, суду не представлено.

Определение Верховного Суда РФ от 10.03.2017 N 309-ЭС15-14496 по делу N А60-37007/2014

Оценив представленные в материалы дела доказательства по правилам статьи 71 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, установив, что на момент совершения спорного договора от 01.03.2012 Костров Г.А. являлся единственным участником общества, согласно представленным налоговым органом в материалы дела бухгалтерским балансам, деятельность общества являлась прибыльной, а отчуждение спорного недвижимого имущества было произведено Костровым Г.А. в связи с намерением прекратить деятельность общества в установленном порядке, учитывая, что с момента реализации спорного недвижимого имущества до момента отчуждения Костровым Г.А. Баяндиной О.М. за 10000 рублей 100% доли уставного капитала общества прошло более одного года и трех месяцев, и при этом, как видно из бухгалтерских балансов, представленных налоговым органом, отчуждение спорного недвижимого имущества отражено в бухгалтерском учете общества и на момент отчуждения доли убытки у общества отсутствовали, суд, руководствуясь статьями 10, 168, 179 Гражданского кодекса Российской Федерации, признал недоказанным истцом факт причинения ему в результате совершения сделки ущерба, либо иных неблагоприятных последствий, пришел к выводу об отсутствии оснований для удовлетворения требований о признании договора купли-продажи от 01.03.2012 N 1-КП недействительной сделкой, как совершенной под влиянием злонамеренного соглашения представителя одной стороны с другой стороной (статья 179 Гражданского кодекса Российской Федерации), так и недействительной (ничтожной) (статьи 10, 168 Гражданского кодекса Российской Федерации).

Предлагаем ознакомиться  Работа по совместительству: как оформить правильно — СКБ Контур

Определение Верховного Суда РФ от 16.03.2017 N 310-ЭС17-1098 по делу N А68-11597/2015

Руководствуясь статьями 166, 179, 330, 421, 1027, 1028, 1235, 1539, 1541 ГК РФ, установив факт исполнения истцом договора при отсутствии встречного предоставления со стороны ответчика, суды удовлетворили первоначальный иск, отказав во встречном.
Ссылка заявителя на то, что действия истца имеют признаки нарушения статьи 14.6 Федерального закона от 26.07.2006 N 135-ФЗ «О защите конкуренции» была предметом рассмотрения суда кассационной инстанции и мотивированно отклонена.

Определение Верховного Суда РФ от 10.04.2017 N 303-ЭС17-2394 по делу N А24-540/2016

Отказывая в удовлетворении иска, суд первой инстанции, с выводами которого впоследствии согласились суды апелляционной инстанции и округа, руководствовался статьями 179, 181, 199 Гражданского кодекса Российской Федерации и применил исковую давность.
Изложенные в жалобе доводы рассматривались судами, не подтверждают существенных нарушений ими норм права, сводятся к переоценке доказательств и установлению иных обстоятельств по обособленному спору, что не входит в полномочия суда при кассационном производстве.

Определение Верховного Суда РФ от 13.04.2017 N 306-ЭС17-3024 по делу N А55-24682/2015

Оценив представленные в материалы дела доказательства по правилам статьи 71 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, исходя из того, что доказательств для признания договора поручительства от 01.01.2015 по указанным Сярдиным М.А. основаниям недействительности последний не представил, равно как и иные доказательства об отсутствии свободной воли Сярдина М.А. на заключение оспариваемой сделки, принимая во внимание конкретные обстоятельства дела, суд первой инстанции, руководствуясь статьями 179, 421 Гражданского кодекса Российской Федерации, пришел к выводу, что сделка совершена по добровольному волеизъявлению сторон, в связи с чем отказал Сярдину М.А. в удовлетворении заявленных им исковых требований.

Определение Верховного Суда РФ от 03.05.2017 N 301-ЭС17-2255 по делу N А38-7309/2015

Вопреки доводам заявителя, отказывая в удовлетворении встречного требования фонда о признании договора поручительства недействительным, суды, руководствуясь пунктом 2 статьи 179 Гражданского кодекса Российской Федерации, пунктом 99 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 23.06.2015 N 25 «О применении судами некоторых положений раздела I части первой Гражданского кодекса Российской Федерации», указали, что названная сделка является оспоримой, вследствие чего к требованию о признании ее недействительной применим годичный срок исковой давности (пункт 2 статьи 181 Гражданского кодекса Российской Федерации).

You May Also Like

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Adblock detector