Начало течения исковой давности по иску из неосновательного обогащения || Срок исковой давности по взысканию неосновательного обогащения

Соотношение правил о начале течения исковой давности по кондикционным обязательствам с подобными правилами по недействительным сделкам

Опираясь на изложенные выше положения, мы можем констатировать следующее. Вопрос о начале течения исковой давности по иску из неосновательного обогащения сводится к выяснению двух связанных друг с другом моментов, а именно: а) когда право потерпевшего должно считаться нарушенным; б) когда потерпевший узнал или должен был узнать о нарушении своего права.

Очевидно, что о нарушении прав потерпевшего в случае неосновательного обогащения можно говорить лишь тогда, когда присутствуют все три условия, образующие в совокупности неосновательное обогащение. Поясним это на двух примерах.

https://www.youtube.com/watch?v=https:accounts.google.comServiceLogin

Если потерпевшему причинен вред, но причинитель вреда в результате этого сам не обогатился, потерпевший может предъявить к нему лишь деликтный иск. Моментом нарушения прав потерпевшего в этом случае будет момент причинения вреда, с которого и начнется исчисление исковой давности по деликтному иску. Но если выяснится, что в результате действий причинителя вреда неосновательно обогатилось другое лицо, потерпевший может предъявить к этому лицу иск из неосновательного обогащения.

При этом право будет считаться нарушенным со стороны этого лица тогда, когда соответствующее благо поступило в его имущественную сферу, т.е. произошло его неосновательное обогащение. С этого момента и начинается течение исковой давности по иску из неосновательного обогащения, если, конечно, потерпевший не докажет, что узнал об этом факте позднее.

Другой пример. Имущество истца поступило в собственность ответчика на каком-либо основании, которое, однако, впоследствии отпало (например, в результате признания сделки недействительной, отмены вышестоящим судом решения нижестоящего суда о присуждении имущества и т.п.). Обогащение будет считаться неосновательным лишь с момента отпадения для него законных оснований, а не с момента поступления имущества в имущественную сферу должника.

Начало течения исковой давности по иску из неосновательного обогащения || Срок исковой давности по взысканию неосновательного обогащения

Следовательно, если истец будет защищать свои нарушенные права с помощью иска из неосновательного обогащения, исковая давность по нему будет исчисляться не с момента, когда потерпевший лишился своего имущества или оно поступило в имущественную сферу должника, а с момента, когда отпали основания для перехода его к ответчику {amp}lt;2{amp}gt;.

Предлагаем ознакомиться  Срок действия приглашения в россию для иностранцев

Сказанное позволяет сделать вывод о том, что подобное нарушение прав потерпевшего складывается из ряда последовательных действий, итоговым результатом которых становится неосновательное обогащение ответчика. Право потерпевшего при этом будет считаться нарушенным лишь тогда, когда сформировался полный состав неосновательного обогащения.

Напомним, что при определении начала течения срока исковой давности российское право по общему правилу придает решающее значение не объективному (т.е. нарушению самого права), а субъективному моменту (т.е. знанию потерпевшего о нарушении его права). При этом действует презумпция, что потерпевший узнает или должен узнать о нарушении своего права в момент его нарушения.

Данное обстоятельство имеет особую важность применительно к вопросу о начале течения исковой давности по иску из неосновательного обогащения. Ведь часто бывает так, что потерпевший узнает о том, что кто-то неосновательно обогатился за его счет, значительно позднее того момента, когда ему становится известно о потерях в его собственной имущественной сфере.

Иначе говоря, особенности сложного юридического состава, порождающего кондикционное обязательство, создают ситуацию, когда само по себе знание о некоем уменьшении собственной имущественной сферы, т.е. о нарушении собственных прав, не тождественно знанию о нарушении в формально-юридическом смысле (неосновательное обогащение третьего лица за счет уменьшения имущественной сферы потерпевшего), т.е. о нарушении как особом юридическом факте, являющемся основанием для возникновения кондикционного обязательства.

Пока потерпевшему неизвестно, что кто-то обогатился за его счет, он лишен возможности предъявить иск из неосновательного обогащения к ответчику, которым является лицо, обогатившееся в результате тех или иных действий или событий.

Поэтому, хотя в отношении обязательств из неосновательного обогащения действует общее правило о начале течения исковой давности (п. 1 ст. 200 ГК РФ), оно должно применяться с учетом специфики данного нарушения гражданских прав. Иными словами, по общему правилу исковая давность по иску из неосновательного обогащения начинает течь со дня, когда потерпевшему стало известно или должно было стать известно о том, что за его счет без правовых оснований произошло неосновательное обогащение конкретного лица, к которому только и может быть адресован иск.

Предлагаем ознакомиться  Если день выплаты зарплаты выпадает на воскресенье

В связи с этим стоит отметить, что подход судебных инстанций к данному вопросу трудно назвать обоснованным, а выводы правоприменителей создают почву для споров и последующего неверного толкования.

Так, в Определениях ВАС РФ от 28.04.2009 N 5033/09, 5034/09 по делам N А45-6966/2008-35/161, А45-6967/2008-35/162 суд подтвердил позицию нижестоящих судов о том, что по кондикционному обязательству началом течения данного срока следует считать момент безосновательной передачи спорного имущества, поскольку при передаче имущества должник должен был знать об отсутствии у него обязательств перед кредитором, а факт признания в судебном порядке соглашения об отступном незаключенным ввиду невозможности определить индивидуализирующие признаки передаваемого имущества (предмета договора) в данном случае не имеет правового значения.

Представляется, что в контексте сложного юридического состава возникновения кондикционных обязательств акцент на передачу имущества, с которой связывается течение исковой давности, вряд ли стоит считать уместным и способствующим формированию единообразного подхода к исчислению исковой давности в кондикционных обязательствах.

Выше отмечалось, что неосновательное обогащение может возникнуть в результате признания сделки недействительной. При этом законодатель напрямую допускает субсидиарное заявление иска из неосновательного обогащения вместе с требованиями о возврате исполненного по недействительной сделке (п. 1 ст. 1103 ГК РФ).

Это порождает ряд вопросов. В частности, возможна ли ситуация, при которой исковая давность по требованиям, связанным с недействительными сделками, и по кондикционным требованиям начинает течь в разное время? Если да, не создает ли это потенциальную возможность обхода требований закона о начале течения исковой давности по недействительным сделкам?

Для иллюстрации проблемы и возможных ответов на поставленные вопросы обратимся сначала к нормам ГК РФ, регулирующим особенности течения исковой давности по недействительным сделкам, а также к анализу судебной практики.

Предлагаем ознакомиться  Упаковка и маркировка чая, Условия и сроки хранения чая

Течение срока исковой давности по требованию о применении последствий недействительности ничтожной сделки начинается со дня, когда началось исполнение этой сделки (п. 1 ст. 181 ГК РФ). Срок исковой давности по требованию о признании оспоримой сделки недействительной и о применении последствий ее недействительности начинается со дня прекращения насилия или угрозы, под влиянием которых была совершена сделка, либо со дня, когда истец узнал или должен был узнать об иных обстоятельствах, являющихся основанием для признания сделки недействительной (п. 2 ст. 181 ГК РФ; согласно п. 9 Постановления N 15/18 данные правила являются исключением из положений ст. 200 ГК РФ).

Иначе говоря, в случае с применением последствий недействительности ничтожной сделки исковая давность начинает течь со дня, когда началось исполнение сделки, т.е. не подлежит применению общее правило ст. 200 ГК о том, что давность течет со дня, когда лицо узнало или должно было узнать о нарушении своего права.

В случае с применением последствий недействительности оспоримой сделки, напротив, в основном действует общее правило о начале течения исковой давности, т.е. ее начало привязано к субъективному моменту — дню, когда истец узнал или должен был узнать об основаниях для признания сделки недействительной.

You May Also Like

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Adblock detector